У русской литературы в Польше есть свои верные читатели

У русской литературы в Польше есть свои верные читателиВиктор Пелевин, Владимир Сорокин, Александра Маринина, Василий Гроссман — имена и произведения этих и других российских авторов в Польше приобретают известность и поклонников во многом благодаря варшавскому издательству WAB, которое приобретя репутацию одного из самых продвинутых в области современной польской прозы, параллельно ведет активную деятельность в направлении выпуска серии русской литературы в переводах на польский язык. И что примечательно, деятельность эта ведется с тех времен, когда спрос на русскую литературу в Польше, и казалось бы, упал всерьез и надолго…

О смелой, а главное дальновидной издательской политике WAB мы решили поведать и нашим слушателям. Поводом ко встрече с членом правления издательства WAB Беатой Стасиньской стали очередные планы, связанные с так называемой «русской серией»

— Итак, WAB существует с 1991 года. В начале 90-х после долгих лет навязанной сверху дружбы со «старшим братом» по вполне понятным причинам в польском обществе наблюдалось определенное отторжение от многого, связанного с Россией. Некоторые издательства в отношении русской литературы как раз тогда предпочли занять либо пассивную либо выжидательную позицию. А вот WAB как бы попыло против течения. Что же вами руководило?
Беата Стасиньская: «С самого начала наша издательская программа была так сконструирована, чтобы мы делали либо то, чего нет на рынке, либо то, к чему, как говориться, не лежит душа других издателей. Например, когда они не рисковали инвестировать в молодых польских авторов, мы это делали. И то же самое происходило с литературой Центральной и Восточной Европы, в том числе русской. Речь идет о периоде своеобразного «карантина» после краха коммунистического режима… Но именно тогда мы решили, что так быть не должно. Мы не можем остаться в неведении относительно происходящего в литературе наших соседей. Ведь то, что когда-то был «спушен план» на количество переводов произведений из стран бывшего коммунистического блока в каждом издательстве, не означало, что в этих странах не было и нет интересной литературы. И мы начали издавать россиян, украинцев, венгров, восточных немцев. И не прогадали… Первые переводы в Польше книг Виктора Пелевина можно назвать сенсацией. Мы также первыми выпустили серию русского детективного романа, настоящей звездой которого стала Александра Маринина, которая, кстати, является частой гостьей в Польше. Недавно мы отметили издание 50-й книги из нашей так называмой «мрачной серии», и ею стала книга Марининой «Черный список» в польском переводе».

— А насколько успешным Вы можете назвать процесс формирования представления о современной русской прозе у польского читателя? Кто из изданных вами авторов, судя по тому, как расходится тираж, полюбился больше всех?

Беата Стасиньская: «Это не очень большие тиражи. Из книг Пелевина лучше всего расходится «Поколение П», но это масштаб 3-4 тысяч экземпляров остальных произведений. Что касается книг Марининой, то они расходятся тиражами 50 тысяч экземпляров и более. Это уже серьезные цифры. А недавно вышедшую книгу Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» буквально в первые два месяца мы продали в количестве 10 тысяч экземпляров и планируем увеличить тираж. Я бы сказала, что у русской прозы в Польше есть своя читательская аудитория, и несмотря на то, что Виктор Пелевин не является лидером списка бестселлеров, в нашей стране он приобрел горячих и очень преданных читателей, в основном – молодую интеллигенцию. Его книги, так же, как и книги Сорокина с нетерпением ждут, о них дискутируют, пишут, говорят и в дружеском кругу, и в Интернете, и на общественных форумах. Мне кажется, что пока еще всё-таки ощущается недостаток этой литературы, который мы в меру наших возможностей стараемся восполнять».

— А можно попросить Вас не как директора, а как читателя раскрыть секрет Ваших личных предпочтений в области русской литературы?

Беата Стасиньская: «Я всегда читала много русских книг, особенно классики, к которой постоянно возвращаюсь. Вот недавно я с огромным удовольствием прочитала новый перевод «Отца Сергия» Льва Толстого. А вообще, моим любимым автором является Платонов, которого мы не пока издавали, но я надеюсь, что в самое ближайшее время издадим в новых переводах. Кроме того, я всё время наблюдаю за тем, что происходит в русской литературе сегодня. Конечно, в такой большой стране как Россия, где такое множество талантливых писателей, где издается такая масса книг, трудно уследить за всем, но я стараюсь выбирать для польского читателя самое, на мой взгляд, интересное, включая писателей русской эмиграции, которые в недостаточном, как мне кажется объеме переведены в Польше. К выходу в печать у нас готовится новый тираж произведений Юрия Дружникова. Мы не могли упустить из виду также Сашу Соколова… А какой великолепный, но незаслуженно мало известный в Польше Михаил Кононов – автор «Голой пионерки», потрясающего произведения, всколыхнувшего в свое время российскую общественность! Что касается ближайших планов, то хочу отметить, что мы несомненно и дальше будем издавать Василия Гроссмана, вскоре возобновим издание «Всё течет», затем издадим его дневники и переписку, а также рассказы. Для меня и для нас это очень важно.И получается, что мой личный читательский вкус и мой выбор впрямую связан с программой издательства, касающейся русской литературы».

— А как бы Вы определили самую, на Ваш взгляд, специфическую черту современной русской литературы, которая одновременно может быть привлекательной для польского читателя ?

Беата Стасиньская: «Это иконоборческая,очень гневная, бунтарская литература с невероятной, сказала бы, дозой писательской фантазии. Я не нахожу аналогов, например, Пелевина в сегодняшней польской литературе. Не вижу также у нас настолько «непослушного», хулиганского в хорошем смысле слова писателя как Сорокин. А честно говоря, кто-то такой нам бы очень пригодился…».

— Большое спасибо.

С Беатой Стасиньской — членом правления издательства WAB беседовала Ирина Завиша.

Напишите здесь комментарий:

Ваш email адрес не будет опубликован.